Последний владелец острова Путятина

Как-то раз внук знаменитого коммерсанта А. Старцева вскользь упомянул, что во время гражданской войны его родители продали принадлежащий им о. Путятина. Просмотрев десятки статей и книг о Старцеве, мне не удалось найти никаких данных о покупателе и последнем владельце острова.
 

Так бы и осталось это тайной за семью печатями, если бы случайно на глаза не попался рукописный журнал “Друзьям от друзей”, который издавали в Австралии дети русских эмигрантов. Там-то и содержались сведения о следующих владельцах острова. Оказалось, что о. Путятина от Старцевых перешел к семье Кайдо.

 

Кайдо-старший был сослан в 1863 г. в Сибирь за участие в Польском восстании. Его сын после окончания юридического факультета Московского университета работал следователем во Владивостокском окружном суде. В 1900 г. Иркутская судебная палата откомандировала юриста в г. Харбин, где он уже стал мировым судьей и нотариусом Пограничного окружного суда. В это время Кайдо-младший был женат на француженке из Бретани. В 1913 г. у него родился в Харбине сын Константин, которому и суждено было стать последним владельцем острова Путятина.

 

В разгар гражданской войны Кайдо покинули Маньчжурию и уехали во Владивосток. Здесь глава семьи и приобрел в 1920 г. у наследников Старцева остров Путятина. Причины столь неожиданной покупки во время хаоса, царившего в стране, остаются неизвестными. То ли привлекла возможность купить по дешевке целый остров, то ли сыграло роль сильное желание осесть на земле и продолжить успешное дело прежнего владельца. Стоит ли говорить, что все замыслы пошли прахом. В 20-е годы новый хозяин Путятина скончался и был похоронен недалеко на острове от А. Д. Старцева.

 

Молодые Кайдо вместе с матерью бежали в Харбин, где Константин окончил в 1931 г. гимназию Христианского союза молодых людей. После этого он уехал в Бельгию и поступил в государственный университет, где получил два диплома — инженера-механика (1936) и инженера-электрика (1938). На следующий год он женился на бельгийке. Во время второй мировой войны под дулами немецких автоматов он рыл окоп, работая на заводе, участвовал в Сопротивлении. “Костя приготовлял сплавы не из чистых материалов, — вспоминали его друзья, — а из всевозможного лома, чистые же металлы прятали ночью в погребах или зарывали в землю”. Бог миловал К. Кайдо, он благополучно прошел и через многочисленные бомбежки, и через допросы в гестапо. После войны инженер занимался восстановлением промышленности и строил заводы по всей Европе. За военные заслуги и трудовую деятельность Кайдо имел множество орденов. В 1968 г. последний владелец Путятина вышел на пенсию и увлекся путешествиями. Его старшие сыновья стали архитекторами — один в Йоханнесбурге, второй — в Бельгии, а младший занимается снабжением госпиталей.

 

Несколько лет назад на Путятине был создан красивый памятник А. Старцеву. Может, стоит краеведам задуматься над тем, чтобы восстановить надгробие и на соседней могиле Кайдо. Это было бы данью памяти человеку, который хотел и во время всеобщей разрухи возродить жизнь на острове.

 

И еще. Одно время на острове Путятина находилась уникальная библиотека А. Старцева, стоившая миллионы золотых рублей. Когда гражданская война докатилась до Приморья, сыновья Старцева решили продать книги. Городская библиотека им. Гоголя обратилась к ним с просьбой уступить собрание ей, но запрошенная цена – 20 тысяч долларов – оказалась слишком высокой, тем более что валютой библиотека не располагала. Книги ушли за границу. Следы их затерялись.

 

Так бы и осталось это тайной за семью печатями, если бы случайно на глаза не попался рукописный журнал “Друзьям от друзей”, который издавали в Австралии дети русских эмигрантов. Там-то и содержались сведения о следующих владельцах острова. Оказалось, что о. Путятина от Старцевых перешел к семье Кайдо.

 

Кайдо-старший был сослан в 1863 г. в Сибирь за участие в Польском восстании. Его сын после окончания юридического факультета Московского университета работал следователем во Владивостокском окружном суде. В 1900 г. Иркутская судебная палата откомандировала юриста в г. Харбин, где он уже стал мировым судьей и нотариусом Пограничного окружного суда. В это время Кайдо-младший был женат на француженке из Бретани. В 1913 г. у него родился в Харбине сын Константин, которому и суждено было стать последним владельцем острова Путятина.

 

В разгар гражданской войны Кайдо покинули Маньчжурию и уехали во Владивосток. Здесь глава семьи и приобрел в 1920 г. у наследников Старцева остров Путятина. Причины столь неожиданной покупки во время хаоса, царившего в стране, остаются неизвестными. То ли привлекла возможность купить по дешевке целый остров, то ли сыграло роль сильное желание осесть на земле и продолжить успешное дело прежнего владельца. Стоит ли говорить, что все замыслы пошли прахом. В 20-е годы новый хозяин Путятина скончался и был похоронен недалеко на острове от А. Д. Старцева.

 

Молодые Кайдо вместе с матерью бежали в Харбин, где Константин окончил в 1931 г. гимназию Христианского союза молодых людей. После этого он уехал в Бельгию и поступил в государственный университет, где получил два диплома — инженера-механика (1936) и инженера-электрика (1938). На следующий год он женился на бельгийке. Во время второй мировой войны под дулами немецких автоматов он рыл окоп, работая на заводе, участвовал в Сопротивлении. “Костя приготовлял сплавы не из чистых материалов, — вспоминали его друзья, — а из всевозможного лома, чистые же металлы прятали ночью в погребах или зарывали в землю”. Бог миловал К. Кайдо, он благополучно прошел и через многочисленные бомбежки, и через допросы в гестапо. После войны инженер занимался восстановлением промышленности и строил заводы по всей Европе. За военные заслуги и трудовую деятельность Кайдо имел множество орденов. В 1968 г. последний владелец Путятина вышел на пенсию и увлекся путешествиями. Его старшие сыновья стали архитекторами — один в Йоханнесбурге, второй — в Бельгии, а младший занимается снабжением госпиталей.

 

Несколько лет назад на Путятине был создан красивый памятник А. Старцеву. Может, стоит краеведам задуматься над тем, чтобы восстановить надгробие и на соседней могиле Кайдо. Это было бы данью памяти человеку, который хотел и во время всеобщей разрухи возродить жизнь на острове.

 

И еще. Одно время на острове Путятина находилась уникальная библиотека А. Старцева, стоившая миллионы золотых рублей. Когда гражданская война докатилась до Приморья, сыновья Старцева решили продать книги. Городская библиотека им. Гоголя обратилась к ним с просьбой уступить собрание ей, но запрошенная цена – 20 тысяч долларов – оказалась слишком высокой, тем более что валютой библиотека не располагала. Книги ушли за границу. Следы их затерялись.

 

Амир ХИСАМУТДИНОВ

«Владивосток» № 958 за 06.04.2001